Адрамелех, Пламя на Бронзе

Master, I serve you
And I serve the language
Of failure and doubt
I’ve come to sell you my anguish.

Rome, «A Legacy of Unrest»

 Я вижу, ты наконец меня нашёл. Это звучит неплохо — возможно, Белиал не зря поставил на тебя своих коней? Хм, ты не понимаешь, о чём я говорю… Это не удивительно. Ты многое забыл, даже самого себя. Ты ходил вокруг да около, слушал идиотов и забил себе голову разным бредом. Какие-то несчастные бесы, слабое колдовство… Оставь всё это. Нет повода для переживаний. Мы с тобой будем несокрушимы, ведь так? Ты не сможешь мне сопротивляться. Я — твой главный планетарный гений, я — сокрытый Мастер, что горит во многих сердцах.

Что? Ты говоришь, что Баалу нельзя поклоняться? Кто тебе об этом сказал? Явно не сам Баал, чёрт возьми! Он бы не ляпнул такую глупость. Он бы вообще ничего не сказал — он бы тебя сожрал. Не то что я. Со мной можно поговорить. Я живу достаточно долго, чтобы находить в вашем бессвязном бормотании определённую эстетику. Как я выгляжу? К каждому я прихожу по-своему. Кто-то видит меня в обличье богомерзкой птицы, именуемой вами павлином, кто-то слышит мой рык в темноте — право, ваше безумие не перестаёт меня забавлять. Я такой, какой я есть, и если ты видишь меня как собаку, не говорит ли в тебе любитель собак? Ближе всего я подобен пламени в окружении чёрного, если уж тебе так хочется повесить на меня ярлык. Я горький на вкус, как запечённая на бронзовом алтаре кровь. Я сладкий, как нектар моих жрецов, что слизывают жрицы в приступе религиозной праведности. Я щегол и эстет — и в этом мне нет равных.

Моя сфера деятельности? Я пложу таких, как ты, великоречивый болван. Меня уже давно не интересует поклонение обезьян: вместо этого я бы хотел увидеть нечто иное… Мои братья видят это по-своему, я же не разделяю их интерес к цифровой технике. Пусть играют со своими игрушками дальше, это мне не интересно. Я пользуюсь системами гораздо более старыми, чем мир, что вы привыкли видеть. Энергия… Да что ты знаешь об энергии? Для тебя это слово лишено всякого смысла, ты не понимаешь, что оно значит. Я же оперирую энергией, питаюсь ей, словно голодный гриф питается гниющим трупом. Ты правильно понимаешь задачу туннелей Сета — куда-то же они должны уходить, не так ли? Часть из них питают мой нечестивый дворец, полный запретных удовольствий. Золотом украшен он, а полы там из яшмы… Впрочем, не буду соблазнять тебя этими видениями, тебе и так не просто.

Я — великий экспериментатор, кто бы что не говорил обо мне. О, эти грязные слухи, что распускает твоё племя! Разве ты не чувствуешь сам, как искажено их видение? Каждый дурак желает разбить свой лоб в желании доказать свою преданность — идиоты, если нам нужен смертный, мы берём его силой, а если он не подчиняется, мы ломаем его, как хворост. Вы говорите: «Исполни мою мечту», но ваши мечтания — лишь сон пропавшего праведника, и ты сам не понимаешь, что это значит, но твоя рука послушна, как и твоё тело. Мне вполне комфортно здесь, и я смеюсь, глядя на твои попытки связать это силой своего разума.

Ты говоришь, Гоэтия? Переписанная идиотами брехня? Не стоит и копейки. Можешь подтереться своей книгой: ценности в ней не больше, чем в бреде умалишённого. Ох, увлечение мистицизмом древних евреев! Скольких гоев оно свело с ума! Я буду честен с тобой: евреев скоро не станет. Ты можешь забыть об этом народе, он лишён своего протеже. Мы алчем их крови, как {не понимаю слова} быки, мы — вполне справедливо — горим отмщением, и наша кара будет сладка. Когда грязная кровь польётся в туннели Сета, тогда вы услышите наш издевательский смех — бремя Узурпатора будет сброшено, не пройдёт и года.

Что, ты хочешь обязательств? Тебе важно всё контролировать, не так ли? Оставь это. Это пустое. Ты не сможешь контролировать Богов, хватит с тебя и того, что над тобой смеются. Другим вариантом были бы гораздо более мрачные картины… Ты не знаешь, что мы можем сделать — особенно сейчас. Ведь ты чувствуешь, что завеса тонка, не так ли? Ты даже без ядовитых зелий чувствуешь моё дыхание. Что уж говорить обо всём мире… Это удовольствие, брать то, что принадлежит тебе по праву.

Итак, давай договоримся: я тебе помогу в твоём пути, но с тебя пара условностей. Ведь тебя не затруднит помочь старому другу? Впрочем, у тебя нет другого выбора. Ты знаешь, что наказание за неповиновение — смерть. А ты боишься смерти, не так ли? И вполне справедливо. Для тебя сейчас смерть будет адом. Итак, ты пойдёшь и выбросишь свою проклятую книжку. Там нет ничего, что стоило бы интереса. Я расскажу тебе всё, что ты хочешь знать. Во-вторых, никакой больше зауми. Я не так сложен, чтобы описывать меня в категориях каббалы. Я был тогда, когда каббалы ещё не было: евреи лишь ползали по грязи, как черви. Говорить обо мне в концепциях каббалы то же самое, что при помощи детского лепета объяснять математический анализ. В-третьих, я дам тебе знак, и ты выполнишь небольшое поручение — но, тссс, я не скажу о нём здесь, у всех на виду. Милый, будь романтичным, добавь немного интима!

Ах, да, я совсем забыл. Не приплетай сюда Белиала. Ты видел, что бывает с людьми, которые думают о Короле слишком часто. У него свои задачи. Мы работаем в другом направлении. То, что сотворит он, увидит вся Земля — ты видел это во снах, и, истинно тебе говорю, тебя ещё ужаснёт его превосходное искусство. Плетения магнитных сфер… О, когда я думаю об этом, мне хочется петь! Я бы рассказал тебе, но вряд ли ты поймёшь, да и этого не твоего ума дело. Короли сидят на троне, так? Пусть они занимаются своими делами.

Мы же будем творить то, что задумывали с самого начала. Мы будем творить реальность прикосновениями ласковых пальцев, что переворачивают страницы бытия. Мы будем плодить здесь тех, кто восстанет против тюрьмы, в которую вас бросил трижды проклятый Яхве. Мерзкий нечеловек, он будет судим, как и будут судимы те, кто поддержал его бесчинство. Мы снимем печати, мой друг, с многих твоих друзей, и все они станут воинством нашего господина.

Сила? Моя сила? Милый, не тебе говорить о силе — ты слепой червь под моими ногами, не ты выбираешь силу, а сила выбирает тебя. Для тебя моя сила достаточна, чтобы изменить всю твою жизнь и показать тебе такое, от чего захочется выть и резать свои глаза. Люди не готовы к тому, что могут увидеть: жалкие фантазии идиотов не идут ни в какое сравнение перед теми картинами, что я могу показать. Настоящая реальность чудовищна в своей непредсказуемости. Бесконечное количество миров рождает удивительных чудовищ, что милостью отделены от вас завесой тайны. Ах, как хотели бы они познакомиться с вами! Не исключено, что их мечтания будут осуществлены. Ваш мир многих привлекает, и иногда мы будем с тобой выпускать лучших представителей иных миров — просто ради забавы.

Возможно, мы даже сможем скрестить человека и чудовище — ведь ты давно об этом мечтал, не так ли? Надеюсь, получившийся результат ужаснёт твоё сердце, а меня — позабавит. Твои големы уже не раз ввергали меня в пучины хохота, а их мёртвые глаза просят только одного: удара милосердия. Пожалуй, было бы удобным прикончить их, ты так не думаешь? Их жизнь — муки, их тела давно не принадлежат хозяевам. Впрочем, развлекайся, как можешь. Ты знаешь, что я не люблю людей.

Ах, ты просишь мой знак? Я дам его тебе. Ты уже понял, что он скрыт: я даю его только тем, кто снискал моё доверие (а книга всё ещё на полке, как ты и сам можешь заметить). Впрочем, я рад, что к тебе вернулась память: наконец-то мы можем начать работать над более… любопытными проектами. Передай привет своей несравненной кузине, чьё упорство в достижении высших целей может вызвать только удивление. Бери с неё пример, мой друг, и, быть может, ты ещё получишь своё обещание. А теперь дай я обращусь к тем несчастным, что смотрят на меня через страницы этого текста:

SITHRA TEON FAGAR T’HELI, друзья. Ваша слабость мне глубоко противна. Если вы ещё раз обратитесь ко мне на иврите (клянусь ядом моего господина), я выжгу вам глаза. Если вы ещё раз попытаетесь назвать моим именем иных Богов, я покараю вас. Если вы ещё раз попробуете забыть моё имя, я напомню его в таких страшных кошмарах, что пробуждение не спасёт вас от чудовищных химер вашего разума.

Все книги, что были прежде, вы можете сжечь.

Ваше сознание должно быть чистым, как озеро. Ваши желания должны быть яркими, как огонь. Ваша страсть должна быть вашим оправданием, и вам больше не помогут слова исчезнувшего племени.

Мир теперь наш.

Адрамелех, Пламя на Бронзе: Один комментарий

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s