Как я стал колдуном, или история революции духа

Вспоминаем и молимся
Вспоминаем и молимся

Кровосток — Биография

Что-то с памятью моей на днях стало:
Все, что было я со мной вспомнил

Кровосток — Память

Магия как искусство — абсолютно субъективная конструкция. Описывать магию — неблагодарное дело. Как правило, это разрозненные осколки из жизненного опыта и переживаний, которые ты по странной логике выстроил в одну цепь и попытался исследовать. Мне кажется, что нужно немного рассказать о своей магии, а для этого нужно начать с себя.

Любая цепочка начинается с первого звена. Моя началась с родителей. Их интерес к оккультизму, возможно, был данью моды, царившей в начале 90-х, но у отца это приняло особенно яростные формы. Увлеченность этого мужчины магией была феноменальной. Я не буду касаться его описания как человека (в лучшем случае это можно описать как клипотическую инфернальность), но его одержимость магическими идеями по-своему вдохновляла. Он медитировал в зимнем лесу в -20, занимался цигуном, изучал Кастанеду, практиковал вместе с мамой Тенсегрити, строил механические тренажёры для джиу-джитсу и был уверен в неизбежности апокалипсиса. Как результат — уехал на Алтай заниматься магией, бросив к чертям семью и работу. Если захотите его навестить, можете отправляться в село Нижнекаменку. Привет можно не передавать.

Что за истории я слышал в детстве? Разные, но всегда странные. Например, про то, как отец после ритуала открыл дверь ванной и увидел дух погибшей девушки, после чего два часа просидел в ванной, парализованный ужасом. Или про то, как товарищ семьи, увлеченный астральными путешествиями, потерялся за границей реального и впал в кому. Или про то, как человек создал себе фамильяра (тогда это называли ЭИС, или энергоинформационная сущность), после чего пугал гостей призрачной кошкой. Юнг и Фрейд, хакеры сновидений и Роберт Аллан Монро, Станислав Гроф и Ричард Кавендиш — всё это составляло постоянный информационный фон вокруг.

Детство — это не время для глубокого понимания. Я не видел тогда ни теней вокруг себя, ни подозрительных духов. Я был абсолютно слеп. Но у меня были примеры для подражания, поэтому я усердно занимался. Днём я читал книгу за книгой, а ночью колдовал перед светом свечи. Те, кто сейчас мне пишут «как бы побыстрее увидеть духов», конечно, интересные ребята. Всегда немного жаль их разочаровывать, но магический рост — это очень медленно. Примерно на всю жизнь человека и немного дальше.

Среди моих детских практик было созерцание минутных стрелок часов, пламя свечи или собственной тени, некоторые дыхательные практики, техники остановки внутреннего диалога, чтение первой магической литературы (привет, все десять томов и 11 лет), создание магических инструментов и алтаря. Ещё с раннего возраста я любил погружаться в странные состояния при помощи прослушивания белого шума на радио или электронной музыки. Мне нравилось быть одному. Я любил встать ночью и сесть смотреть, как за окном медленно падает снег. Обычно взрослые говорили, что я не создавал проблем: я либо читал, либо создавал и развивал мою игрушечную вселенную. 

В 12 лет ко мне явился наставник со стороны демонического мира. Благодаря оккультной литературе, я знал, что за спиной любого колдуна может  присутствовать некая потусторонняя сила. Тем не менее, это произошло крайне неожиданно. 

Однажды во время созерцания пламени я почувствовал движение холода за моей спиной. Что-то изменилось в атмосфере комнаты, укрытой дымом от благовоний. Я повернулся назад и увидел свою тень, но что-то в ней было не так. Словно она приобрела густоту. Расслабившись, я спокойно наблюдал за ее колебаниями в свете свечи, как внезапно тень неподвижно застыла, после чего медленно поползла по стене, чтобы встать ровно передо мной. Я не чувствовал страха в тот момент… Это было удивительно. Я был наполнен любовью и ужасом, но то был не страх, нет, это был первозданный ужас перед демонической реальностью.

Я не знал, что мне делать. В книгах я читал, что подобное происходит, но не был готов испытать это сам. В голову пришла мысль принять коленопреклонную (привет, христианские мотивы) позу и заключить договор. Или продать душу. Что там делают люди в таких ситуациях? Момент был неловкий. Я испытывал ужасную неловкость от того, что понятия не имею, в какой форме нужно приветствовать инфернальных князей иного мира. Некоторое время ничего не происходило, как вдруг в голове прозвучал насмешливый голос. Примерно следующий диалог произошёл между мальчиком и его тенью:

— Зачем ты стоишь на коленях?
— Я приветствую тебя, о тёмный лорд бла-бла-бла!….
— Круто, но на коленях-то зачем стоишь?
— Вечная сила и слава вовеки адским повелителям ужаса!…
— Чувак, просто угомонись. Встань с колен. Если ты хочешь, чтобы я обучал тебя, не нужно воспринимать меня как владыку мира и превращать наше общение в фарс.
— Но что мне делать, о неведомый дух, что говорит со мной?…
— Внимательно слушать меня и не тупить.

Так началось моё знакомство с духом, который, как оказалось впоследствии, является духом древнего колдуна, последнего хранителя определённого древнего культа. Тогда я вообще не представлял, к чему всё это приведёт. Возможно, я вообще не верил в реальность этого опыта, так как природный скепсис всегда мешал мне адекватно воспринимать потусторонний опыт.

Любопытный момент: в детстве я сильно страдал головными болями, которые превращали мою жизнь в ад. Это начиналось постепенно, с самых ранних лет, и к 12 годам они достигли апогея. Во время приступов боль словно выжигала мои мозги на электрическом стуле. Яркий свет резал глаза, темнота сводила с ума, в голове мелькали безумные картины, а фразы и причудливые галлюцинации, помноженные на адскую боль, ранили сознание. Боль была настолько невыносимой, что мне хотелось покончить с собой, так как этот путь казался мне тогда гораздо более приятным. Но после прихода демонического маэстро боли начали уходить, и чем дальше я погружался в изучение магии, тем лучше мне стало становиться.

Первым ушёл страх. После того, как ты начинаешь общаться с духом древнего колдуна, ты начинаешь понимать, что люди — это совсем не самое страшное, что есть в мире. Я понял, что общение со сверстниками — это забавно, и поле жизни может стать площадкой для социальных экспериментов. Что может быть ироничней, чем днём одеваться под гопника и курить с криминально настроенными ребятами в подъездах, а ночью читать «Энциклопедическое изложение герметической, каббалистической и розенкрейцерской символической философии» Мэнли Холла?

Обычный мир превратился в забавную игру. Как типичный пример моего отношения к жизни, когда всем нужно было идти в военкомат, я просто продолжил спать (потому что спать — это здорово, а медкомиссия — нет), в результате мои документы были утеряны и армия никогда больше не тревожила меня. В этом я чувствовал руку моего Мастера, помогающего с иной стороны.

Особая прозрачность тогда пронзала моё сознание. Фактически, я перестал ходить в школу и занимался тем, чем хотел. Слушать утром джаз на набережной вместо контрольной по алгебре? Легко. Воровать медные провода с крыш? Запросто. Стоять на шатающейся доске над девятью этажами под ногами? Прекрасно. Из моих любимых развлечений тогда были работы с энергетическими каналами человека, которые выглядят как длинные нити, исходящие из центра чуть ниже пупка и прогулки по зелёным светофорам, особая магическая техника, позволяющая осознать волю и освободиться от желания результата.

В 16 лет я уже имел пять лет магической практики и поступление в университет было абсолютно плёвым делом. К тому времени я уже примерно понял, кто направляет мои тайные тропы, и это вызывало особый трепет. Знакомая ведьма, лукаво улыбаясь, научила меня магическому ритуалу трёх жидкостей, и реализация любых желаний стала ощутимо проще. Так, например, во время экзамена по иностранному языку в университете преподаватель подошла ко мне и исправила все мои ошибки, после чего я попал на исторический факультет (имея отвратительный аттестат и 11 троек в нём). Тогда же я впервые встретил имя Остина Османа Спейра (спасибо, М.! Надеюсь, тебя не забил до смерти приворожённый смертельной магией сигил обезумевший любовник).

Во время обучения в университете меня начало охватывать не самое приятное чувство магической расплаты. То, что начиналось как сравнительно весёлая ритуальная магия с ничего не обязывающими ритуалами и пафосом древних книг, начало превращаться в достаточно жёсткое демоническое обучение.

Что я могу рассказать? Например, представьте себе, что вы уснули, проснулись во сне… И всё. Вы не можете больше проснуться. Вы ходите по сну, спите в сне, просыпаетесь в сне — и так день за днём. Это не какая-то сложная аллегория, это фактический пиздец, который со мной тогда произошёл. Я провел трое суток субъективного времени в собственном кошмаре, где я видел подземный катакомбный город с шлюхами, наркоманами и гниющими нищими. Только на третьи сутки я смог найти выход к свету, после чего проснулся уже в нашем мире, покрытый холодным потом и полностью лишённый адекватного восприятия реальности.

Мир словно шатался и рассыпался на части. Я помню, как рассказывал друзьям о магазинчике неподалёку, в который мы ходили с мамой в детстве и покупали леденцы. Помню странные взгляды друзей, когда они сказали, что такого магазина никогда не было. Мы даже пошли убедиться в этом, но нашли лишь голую стену. Воспоминания и их истинность… Можно было ли им доверять? В каком миру я нахожусь? В скольких мирах я нахожусь? Что со мной происходит? Этим вопросам не было ответа, и это сводило меня с ума.

В университете мне повезло встретиться с девушкой, которая проходила инициацию у сибирских чернокнижниц, и истории про это искусство — отдельная тема для разговора. Она показала мне видение иного мира (собакоголовые обитатели которого медленно поворачивали к нам свои равнодушные морды) и подарила первую колоду карт Таро, Таро Теней Скляровой (кстати, отличная колода для анализа сексуальных девиаций).

В результате я начать гадать всем своим друзьям на шумных вечеринках в случайном кафе, пока не понял, что это тратит очень много сил. После одной такой гадательной сессии я не пробуждаясь проспал 17 часов. Это заставило меня более осторожно относиться к гаданию как факт.

В то же время я начал заниматься историей мифологии. Люблю вспоминать, что тему для первой курсовой я выбрал миф о вампиризме, и в моём блоге есть отдельный пост про это. Параллельно начал работать с моим первым магическим объединением, магическим сайтом sacrament.ru (или darkwind.ru, или ИАО в последующем). 

Что я могу сказать об эзотерическом коммьюнити России? Это всегда было печально. Магические войны между уже несуществующими орденами (привет, орден глаз), какие-то отчаянные фрики на форумах и лёгкий налёт безумия. Впрочем, всё это не помешало мне познакомиться с замечательными людьми, благодаря которым моё магическое сознание стало приобретать характерную форму.

Та организация, которую я хочу создать сейчас, частично является воплощением тех давних идей: персональный гнозис и чистое сознание, поиск логики и закономерностей, западная школа мысли и греческая философия… Конечно, это идеалы, к которым трудно приблизиться, но я до сих пор грежу идеями о создании магического общества, основанного на свободе персонального духа и отсутствии границ для восприятия реальности.

В 18 лет на меня обрушилось католичество. Вообще, я читал библию с детства (у меня не было верующих родителей, так что это было скорее естественным желанием). Чтение откровения Иоанна Богослова всегда поражало моё воображение, а псалтырь давал пищу для сердечного чувства. Но тут я понял, что нужно отбросить в сторону проклятую магию и обратить свой взор к Господу (что логично, учитывая характерный оттенок сил, с которыми я работал до этого).

Проходя катехуменат, стоя на коленях во время мессы, теряя слёзы во время прослушивания грегорианских напевов, я был полон тщетных иллюзий о том, что катарсис способен очистить душу, а апокатастасис спасёт всех. Чтение святых отцов церкви, прослушивание монашеских хоров и яростная борьба со своими грехами стали навязчивыми идеями. 

Когда в 20 лет я испытал кризисы веры, и всё, что я строил несколько лет, обрушилось как карточный домик, ко мне в минуты отчаяния и ужаса вернулся старый товарищ. Казалось, он никуда не уходил, и его ехидные комментарии по-прежнему больно жалили правдой в сердце. Я был опустошён. Ко мне пришло очевидное осознание того, что все религии лгут, так как это всего лишь искажённое восприятие одних и тех же вещей. Апологетика не может спасти гниющий труп. Тело Христа к нашему времени было истерзано. А вот тело его противника, наоборот, укрепилось и окрепло. Именно тогда я стал чувствовать радикальную разницу моего самоощущения и идей христианства. И реальную мощь сил, которые мы чувствуем в этом мире.

В поисках нового пути, свободного как от христианского мифа, так и классических западных методологий типа Телемы, я открыл для себя Спейра. Это было революционно. Чтение “Книги Удовольствия” стало для меня откровением. Бесконечные символы окружили меня. Я рисовал не только свои магические желания, но и других людей — чертил рисунки их душ, раскрывая их значение в личном диалоге за стаканом алкоголя и всегда достигая удивительной точности. Тогда же я окончательно полюбил работать с зеркалами: мне нравилось открывать врата и призывать на эту сторону чёрных змей, проникающих в моё тело и душу. Отвергнув мнимое спасение Христа (да, я пафосно утопил свой крестик над мостом, посвятив отныне всю свою жизнь прославлению единственного нужного Мастера). Мою жертву приняли без вопросов.

Помню, как я показывал одной девушке вызов Белиала. Голый по пояс, я сидел в трансе перед зеркалом, окружённый четырьмя свечами и дымом сигареты. На моём теле были нанесены магические знаки для защиты от случайных злых духов, а моя душа желала мрачного, жестокого, кошмарного пиздеца. Проводя инвокацию, я с ненавистью и страстью распахивал врата: четыре стороны света и мой разум, пока нечто древнее пело песню на незнакомом языке из глубин моего тела. Кажется, это называется глоссалгия. Замечательная вещь, очень рекомендую. 

Я был приятно удивлён, что девушка молчала, даже когда чёрная тьма вышла из зеркала и проникла в моё тело. После ритуала я узнал, что увидев, как из зеркала выходит чёрный туман, она настолько испугалась, что не смогла сказать мне прекратить. Не последний раз, когда мне помогал чужой страх.

Чем больше я работал с демонами, тем лучше начал осознавать, какое огромное удовольствие работать с царством моего духа-наставника. Разумеется, со временем начал расти интерес и к демонам Гоэтии в целом. Давно увлечённый Телемой, я перечитывал работы Кроули, пытаясь обнаружить ключи к загадочным духам, что встречал я во время своих путешествий. Именно тогда в моём сознании зародилось две идеи:

  1. Как обезопасить себя от негативных последствий общения с демонами?
  2. Как создать новый вид живого существа, гибрида, сочетающего достоинства как физического, так и демонического носителя?

Осмыслением обоих этих идей явилась бархатная революция, искусство демонической инвокации через любовь, а так же простая истина: воспринимайте людей как демонов, а демонов — как людей. Впрочем, ничто не ново под луной, и у этой логики есть своё название — демонолатрия.

Так же я предположил, что сознание человека может восприниматься как некая операционная система (которая сама по себе находится на платформе другой, более крупной системы), в которую можно интегрировать куски мифологического кода демонов, связывая себя как личность с определённой силой. Чем больше я занимался этим направлением, тем лучше начал понимать странную логику акаузального пространства.

Я начал видеть как демонов внутри других людей (и самые сильные из них присутствовали в священниках протестантских церквей типа пятидесятников), так и вокруг себя; начал чувствовать духов за границей, что отделяет наш мир от иного, учился слышать их речь и записывать её в виде текста. Их странная речь… Каждый раз разная, порой — бессвязная, порой — полная чудовищных откровений, всегда наполняла меня странным ощущением пустоты. Словно моё сознание истекало в многочисленные раны, оставленные общением. Переживание этой пустоты сильно испугало меня. Это уже было слишком. Я был готов слушать по ночам демонической голос из телефона или созерцать чёрные символы под пристальным руководством Мастера, но терять себя было уже слишком. Нужно было что-то менять.

Продолжение следует

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s