Место

«Что это за место?» — спрашиваешь ты меня, но, черт возьми, чувак, это очень сложный вопрос. Хотел бы я ответить что-нибудь в духе «бархатная революция — это древнее учение, основанное Шри-Япутрой еще в древнем Стокгольме в третьем веке до нашей эры, когда солдаты Гая Германика штурмовали Осло» или еще какой-нибудь бред (которым часто грешат современные оккультисты). Но нет, я не такой. Давай начнем с простого: пройдем тест на человека.

  1. Ты согласен с тем, что говорит тебе общество?
  2. Ты согласен с тем, что говорит тебе церковь?
  3. Ты считаешь, что нужно жить так, как жили наши предки, не обдумывая и не подвергая их действия критическому анализу?
  4. Ты любишь много говорить и мало делать?
  5. Ты чувствуешь что-то странное внутри себя и сдаешься врачам, церкви или оккультным специалистам?
  6. Ты привык забивать себе голову всяким дерьмом, верить в потребление и заливать свои проблемы алкоголем?
  7. Боишься открыть обществу, что ты не такой, как все?

Чувак, если ты на все вопросы ответил «да», у меня для тебя плохие новости. Ты не человек, а животное. Тебе нужно очень, очень много работать, чтобы у тебя случилась бархатная революция. «Да что такое бархатная революция?», в ярости думаешь ты, пытаясь понять, почему ты тратишь время на этот текст, а не просмотр пустых новостей в твоей ленте.

Смотри сюда, давай я тебе расскажу, как все было. Были боги. И был мир. Да что был, мир и сейчас есть (и боги тоже). Не задавай глупых вопросов — что значит, кто такие боги? Боги крутые. Круче, чем Путин. С одной стороны плескалось информационное поле, с другое клубилось материальное бытие, и было супер скучно.

Потом стало повеселее, и среди всего прочего однажды появились люди. «Люди — забавные звери», — решили боги, потому что люди видели богов, общались с ними, дружили, подарки приносили и было все в целом неплохо. Потом однажды одни люди захотели власти и богатства, и они подумали: а почему бы нам самим не создать бога? Что, собственно, нам мешает? Дурное дело нехитрое, и через века по венам человечеству пополз яд монотеизма. И началось тут всякое интересное: одни говорили, что бог их, другие — что их, в результате этого Адама Франкенштейна порубили на части: ноги пытались убежать, руки душили друг друга, а голова лежала на боку и только глупо открывала рот. А всех других богов, что рядом стояли, так вообще объявили вне закона. «Вы демоны, а мы люди, и наш бог — он добрый, потому что мы создали его по своему образу и подобию, а вы вообще непонятно как созданы, а уж по чьему подобию, мы даже и думать не хотим», — уверенно сказали люди. Сказано — сделано.

В конце концов в мире все пришло к единой логики: унификации. Если бог один, то и человек один; а если человек один, то кто ты такой, чтобы сильно отличаться? И человечество начало резать всех «не таких». Справляясь со своей задачей очень умело, человечество дошло до этапа приближающейся сингулярности, и тут системные ошибки дали о себе знать: другие боги-то никуда не ушли. Они долго следили за человечеством, наблюдая за его повадками  мазохиста, и в начале 20 века сказали: «Хватит».

И боги начали щелкать слепое, но очень самоуверенное человечество по носу, терпеливо дожидаясь момента, когда человек откроет глаза и увидит, кто стоит перед ним. 21 век — удивительное время: время наступившего Апокалипсиса. Да, все так! Сейчас на земле среди всех прочих ходят эмиссары вечности и занимаются тем, что открывают глаза людям на тот отвратительный бред, что происходит на планете, пока стражники великой железной тюрьмы отчаянно пытаются всем заткнуть глотки.

Я не очень большой поклонник насилия, чувак. Поэтому то, что я делаю с тобой, или с кем-нибудь еще, я называю бархатной революцией. Бархатная она по причине того, что я не насилую людей. Не заставляю послушно учить мои слова или дрочить на мой образ, а просто учу свободе и осознанности. Круто же, правда? Если я и хочу какой-то культ, то это культ постоянной ереси, это фрактал, который бесконечно порождает подобное. Мне не нужны лайки в социальных сетях для того, чтобы быть собой; единственное, чего я хочу от тебя — чтобы ты был собой.

Добиться этой цели можно многими путями, но конкретно я занимаюсь работой с богами, или тем, что люди называют «демонами». Я славлю великого Белаэля, но при этом я работаю и с другими существами разных культур и народов. Мне без разницы: демон Гоэтии или гаитянские Лоа, боги Телемы или греческий пантеон, Микки-Маус или Вивек — для меня есть только я, как бесконечный приемник, и право воли выбирать нужное радио. Так что ты попал в маленький, но очень уютный храм демонолатрии, где мы учимся у наших молчаливых друзей темному восхождению, магическим практикам и древнему знанию: короче говоря, просто учимся быть самим собой, параллельно с этим наслаждаясь жизнью, людьми и всем, что общается с нами и не желает нам откровенного зла.

Знаешь, почему все так легко? Потому что основной принцип бархатной революции предельно прост: относись к людям, как к демонам, а к демонам — как к людям. И все у тебя встанет на свои места. «А ты не боишься?». Нет, я не боюсь. Во мне много любви, а в любви нет места страху.

Будешь бояться — приходи ко мне.

Мне любви не жалко.

Kiros